Сын и мама. И организованная преступность, профессиональные киллеры на государственной службе из Naujoji Vilnia.

https://www.tax.lt/imones/243348-viesoji-istaiga-respublikine-vilniaus-psichiatrijos-ligonine

Психушка - коммерческая организация, фирма. Секта кормится на болезнях. Болезни создают искусственно, колят 30 уколами, поят неизвестной жидкостью до мучительной неусидчивости, когда невозможно найти покой своему телу. Умышленно причиняют тяжкий вред здоровью. Мама вручила врачу психиатру второго женского отделения подарок - бутылку шампанского в благодарность за тридцать уколов, за лечение хорошее, интенсивное.

Убийцы в белых халатах. Палачи в белых халатах. Помиловать нельзя, искалечить или убить.

Препараты назначались заочно. Danguolė Valikonienė при отсутствии меня, матери выписывала risperdal, doxepin в еду подмешивать. В 19 лет заочно врач психиатр не видя меня ни разу, назначила сидя у себя в служебном кабинете в слепую 30 инъекций делать кому, перед этим психиатр Eugene назначила неизвестный жидкий препарат. На вопрос от чего это, медсестра съязвила “ты все знаешь, тебя долго лечат, ты же с врачем разговаривала”. Затем накинулась на меня душить. Завалила на кровать. Сверху на меня залезла. Зажала нос. Вылила на лицо из мензурки неизвестный нейролептик. Пошла к врачу Eugene в кабинет. Вернулись они вдвоем через минуты три. Врач Eugene назначила колоть неизвестно что, не сообщив чего и сколько дней. Кололи десять дней. В течении этого времени: язык кренделем изогнулся, одеревенел, тело выкручивало, задыхалась, лежала в состоянии овоща, в помраченном сознании. На выходные я сбежала из второго женского отделения психушки Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine. Меня делали инвалидом на всю оставшуюся жизнь или если не так-то пытались убить, иначе нельзя было оставлять ходить здоровой. Из психушки в 19 лет 2003 года выпустили больной. Нарушение сна, ноги при ходьбе болели, растительное состояние, подавленность, на мир задернулась серая штора. Постоянное двигательное беспокойство, неусидчивость, не понимала написанного текста, не понимала изображения на экране ТВ, не могла следить взглядом за быстродвижущимся предметами, чего продолжалось пол года. Весной 2004 года родилась внучка. Мать переключилась на нее. Ее не стало дома. У нее появилась забава. От внучки без ума. Jūratė Armalienė заочно назначила после 2010 года галоперидол в каплях, меня в глаза не видя.

Психиатр Eugene не рассчитывает смерть во втором женском отделении непосредственно. Труп подпортит репутацию психбольницы. Частый вынос трупов не к имиджу. Заинтересует правозащитные организации, европейские суды по правам человека, организацию ООН, НАТО. Навальный умер после Новичка спустя три года. На мне использовали ядохимикаты, ждали отхода в мир иной в ближайшие годы. После таких издевательских процедур быстро мрут, долго не живут, здоровье посажено на всю оставшуюся жизнь. Вгоняли до конца жизни в состояние истукана, растения, малоподвижного овоща, инфузории туфельки, амебы - ослабляли агрессию, вызванную шизофренией.

Врач психиатр Eugene продемонстрировала мою болезнь жестами. На свидании маме сказала “она была до уколов совсем ненормальная, еду обнюхивала”. Голову нагнула, понюхала воздух.

Психиатру Eugene отвели в кабинет на допрос, после поставленных уколов, наколотую. Обдолбанная уколами сидела на стуле. Психиатр Eugene вот что говорила. “Пока не расскажешь за что родители положили, не выйдешь. Что перед глазами видишь, галлюцинации? Ты рвала документы, рисовала на документах! Тебя сила сверхъестественная подымает!” Выкрикнула в момент когда я поднялась со стула, что меня сила сверхъестественная подымает.

Названия химических веществ в Naujoji Vilnia не оглашались. Этикетки от яда в мензурке, жидкости, уколов, таблеток мне не показывали.  Имя, фамилия детского психиатра мне неизвестны. Известны имена преступников организованной бандитской группировки на государственной должности - это Eugene, некий Agintas - клички на штампах выдавленных на выписке, на бумажке о наличии инвалидности (ее нужно показывать в транспорте вместе со скидочным талоном на проезд.)

Атропинокоматозная кома в 19 лет для Jelena Gric (30 уколов)

Атропинокоматозная терапия, сокращённо АКТ (Atropine coma therapy, или, иначе, атропиношоковая терапия — АШТ), нередко называемая в среде психиатров просто «атропин» — один из методов интенсивной биологической терапии в психиатрии, основанный на внутримышечном или внутривенном введении высоких доз сильного центрального М-холиноблокатора атропина, вызывающих глубокое угнетение или отключение сознания — атропиновую кому.
Впервые применять высокие (коматозные) дозы атропина для лечения психических заболеваний, в частности шизофрении, предложил в 1950 году американский учёный G.Forrer. Однако методика не получила широкой популярности, как вследствие того, что уже существовавшие и широко распространённые на тот момент методы «шоковой» терапии (инсулинокоматозная и электросудорожная терапия) были технически проще и менее трудоёмки для врача и требовали менее длительного выключения сознания, так и вследствие общего снижения интереса психиатров к «шоковым» (по терминологии того времени) методам лечения на фоне появления и всё более широкого распространения психофармакотерапии — лечения психотропными препаратами, в частности нейролептиками и антидепрессантами.

Jelena Gric Гриц 1984 05 01 пострадавшая от психиатрии в Литве. в 19 лет была без ее согласия накачена 30 уколами. Доведена до комы в десять дней длительности. Никакого психоза не было. Играла в компьютерные игры.
Отец облаивать начал методично с 1998 года. Отец шизофрению параноидальную у дочери возбудил. Отец громко кричал. Поэтому жертва стала себя вести не так. Ответные действия предприняла. После чего жизнь мамы и папы стала беспокойная. Они вызвали в 2001 году скорую психиатрическую помощь. Насильственно мужики рвали из жилой квартиры. По вызову приезжали быстро. Мама в впопыхах - пока мужики тащили, бегала по квартире паспорт искала передать в психушку. Первый раз в 17 лет паспорт не наши в квартире. Мама приходила в психушку rvpl.lt Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine допытываться, где паспорт спрятала, в 17 лет когда ложили.
Детская врач психиатр с неизвестной именем, фамилией поставила поговорив с матерью стоя на ногах диагноз параноидальная шизофрения. Жертву , меня не информировали. Психиатр спросил за что тебя положили. Я ответила - отец орет. Она вышла из себя и чего-то каверзно ответила, нахамила или съязвила как это называют в быту типа прекрати себя так вести, замолчи, что-то творишь, ерунду говоришь и послала из кабинета! До этого психиатр уже смотрела с порога на меня будто я преступник.
Методы купирования острого психоза (развлечение за компьютером, игры компьютерные) психиатр Eugene из второго женского отделения назначила заочно. Медсестра ей сообщила о непринятом лекарстве придя к психиатру в кабинет после удушения. Меня душила медсестра из-за отказа выпить неизвестное химическое вещество в жидкой форме.
После чего они вдвоем наполнив шприц направились меня колоть в закрытую палату второго женского отделения.
Отец периодически громко обливал меня. Топал ногами. Я в комнате закрывалась и не выходила несколько дней.
Эти нападки продолжались снова и снова с периодичностью в несколько дней на протяжении двух лет исключая время когда я уезжала на озеро летом купаться. Меня не было дома и он вел себя тише. Зимой я уехала на озеро. Приехав он сразу накинулся громко, страшно орать.
На ВТЭК в rvpl.lt спросил мужик - за что тебя положили родители? Я сказала - папа орал, мама кидалась с утра, типа не за что. Врач Eugene вскочила со своего места и закричала - она же маму избивала. Вот за что положили психиатр сообщила. Во втором женском отделении поставили сразу после ВТЭК укол moditen depo. Перед уколом неизвестная медсестра из закрытого медсестринского кабинета громко на истерическом смеху кричала мою фамилию Гриц.

внучка

На фотографии внучка моей мамы. Ее рождения мать ждала в 2003 году. В 2003 году мать стала на меня кидаться, истерить. Провоцировала на враждебные действия. После чего обливаясь слезами звонила сыну. Сын приезжал на машине ее спасать. Она плакалась ему в грудку. Они говорили закрыв дверь на кухню. Больше ничего не делали. Уезжал до следующего раза. Такие приступы, нападки шли регулярно с весны 2003 года. С 2001 по 2003 год в обязанности родителей входило лечить - подмешивать в еду risperdal, doxepin не заметно.

ВТЭК установила сто процентную нетрудоспособность в 19 лет, вторую группу инвалидности. Мучилась от очень сильной акатизии пока ждала очередь на ВТЭК. Сильная неусидчивость, постоянное желание двигаться, невозможность найти покой своему телу продолжались с 2003 года после выписки домой пол года. В составе ВТЭК Находились жирная баба, все время что-то писала и мужик. Имя одного из членов организованной преступности  Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine известно - Agintas. Agintas на ВТЭК предупредил - не будешь пит лекарства будем оперировать.

Жена брата беременна была в 2003 году. Нужна была срочно квартира. Жили они на съемной квартире. Брат придумал продать квартиру от куда выволакивали санитары скорой психиатрической помощи. Летом заходили покупатели. Квартиру они все же достали. В 2005 году умерла мать моей матери. В квартире остался алкоголик сын ее вместе с другом. Квартиру они продали ту. Мать отдала сыну и его жене деньги. Они приобрели недвижимость в новом доме. И жена сына родила внука. Больше десяти лет бабушка ездила используя общественный транспорт к внуку с внучкой растить любимчиков в новую квартиру своего сына.

senukai

 


Акатизи́я (от др.-греч. ἀ- /a-/ — «не» и καθίζειν /kathízein/ — «сидеть») — клинический синдром, характеризующийся постоянным или периодически возникающим неприятным чувством внутреннего двигательного беспокойства, внутренней потребности двигаться или менять позу, и проявляющийся в неспособности больного долго сидеть спокойно в одной позе или долго оставаться без движения. В просторечии как синоним термина «акатизия» пострадавшие используют также слово «неусидчивость», «неусидка».

Наиболее частой причиной акатизии являются побочные эффекты лекарственных препаратов, прежде всего всех нейролептиков, антидепрессантов.

Akathisie

Тяжесть и выраженность акатизии может варьировать от лёгкого ощущения внутреннего напряжения, тревоги или беспокойства до полной невозможности сидеть спокойно, сопровождаемой сильнейшей изнурительной тревогой, как бы «снедающей» или грызущей жертву изнутри, постоянным чувством утомляемости, усталости и слабости, тяжелейшей депрессией и дисфорией (проявляющейся раздражительностью, нервозностью, импульсивностью и агрессивностью, а иногда — трудно описуемым чувством страха, ужаса или паники).

При сильной выраженности акатизии тенденция к преимущественному вовлечению нижних конечностей становится менее заметной, и выраженная акатизия может затрагивать практически всё тело — как правило, она распространяется по мере увеличения выраженности «снизу вверх» (начиная с ног, на область таза, поясницу и нижнюю часть туловища, затем на верхнюю часть туловища, верхние конечности, лицо и даже глаза, которые жертва с акатизией может часто переводить с одного предмета на другой). В результате пострадавшая жертва с выраженной акатизией может непрерывно «крутиться» и «извиваться», «корчиться», «покачиваться» или раскачиваться вперёд и назад либо же из стороны в сторону всем туловищем и даже всем телом, принимая порой странные позы, иногда даже прибегая к ужимкам, прыжкам, бегу или внезапно вскакивая с кровати или кресла, «выкручиваться» из вязок в попытках добиться облегчения состояния (это может быть ошибочно воспринято как «дурашливое гебефреническое или кататоническое возбуждение»).

Джек Генри Эббот, осуждённый убийца, в 1981 году так описывал свои ощущения после принудительного приёма антипсихотических препаратов:
Эти ядовитые вещества, мухотрав этой группы не успокаивают и не снимают нервного напряжения. Они подавляют и атакуют. Они атакуют вас изнутри, настолько глубоко изнутри, что вы не в состоянии найти источник своей душевной боли и дискомфорта… Мышцы ваших челюстей сходят с ума и отказываются повиноваться вам, они судорожно сжимаются, так что вы кусаете внутреннюю сторону щек, губы или язык, ваши челюсти щёлкают, зубы стучат, и боль пронизывает вас насквозь. И каждый день такое длится часами. Ваша спина становится жёсткой, напряжённой и ужасно прямой, так что вы с трудом можете двигать головой или шеей в стороны, согнуться или разогнуться, а иногда ваша спина сгибается против вашей воли и вы не можете стоять ровно. Внутренняя боль пронизывает вас и плывет по вашим нервным волокнам. Вы страдаете от болезненного беспокойства, и вы чувствуете, что вам надо подвигаться, пройтись, прогуляться и это облегчит вашу тревогу. Но как только вы начинаете двигаться или ходить, вы устаёте и снова чувствуете тревогу, вы чувствуете, что делаете что-то не то и вам нужно присесть и отдохнуть. И так повторяется снова и снова, снова и снова, вы ходите, садитесь, снова вскакиваете и ходите и снова садитесь. Чувствуя боль, источник которой вы не можете найти, вы сходите с ума от тревоги, она снедает вас изнутри, и вы не можете найти облегчения даже в дыхании.
Jack Henry Abbot

 

Чем опасны больные f20.01 - полиция напугана, вне себя, полицейские возбужденны обнаружив тяжелое психическое заболевание.

Диагноз параноидальная шизофрения для принудительной госпитализации в стационар предусматривает три критерия - опасность для окружающих, беспомощность самого объекта и вероятность ухудшения здоровья. 

http://reussgreiz.shop

http://monarchy.freevar.com/

dvaro pienas пойло номер один в Литве

https://dvaro.lt/

Princess of Hohenzollern

https://princessvonhohenzollern.com/

Принцесса Майя фон Гогенцоллерн (нем. Princess Maja von Hohenzollern; (урожденная Maja Synke Meinert), родилась 8 октября 1971, Дрезден, ГДР — международный зоозащитный активист, борец за права животных, владелец небольшой фирмы по продаже детской обуви и косметики, проживает в Испании. Украинские и российские СМИ иногда ошибочно называют ее немецкой принцессой, приняв двойное имя «Принцесса Майя», оставшееся у нее после развода, за аристократический титул.

В детстве лишилась родителей, которые 4,5 года отбывали наказание в местах лишения свободы. По словам самой Майи, за диссидентскую деятельность. С 8 лет занималась теннисом и стала чемпионом ГДР среди юниоров.

Получила известность после того как в 1999 году стала третьей по счету супругой принца Ферфрида фон Гогенцоллерна, юриста по профессии. Супруг был старше Майи на 28 лет, СМИ называют его «ярким представителем светского бомонда». Он — младший сын принца Фредерика и принцессы Маргареты Каролы Саксонской, дочери последнего саксонского короля Фредерика Августа III. Происходит он из так называемой швабской ветви Гогенцоллернов-Зигмарингенов. В Германии эта ветвь Гогенцоллернов королевский трон никогда не занимала. После расторжения брака с Ферфридом Майя в марте 2007 года, оставила себе аристократическую фамилию бывшего мужа, ранее изменила свое имя в паспорте на двойное «Принцесса Майя».

После развода с принцем повторно замуж не вышла, работала пресс-секретарем Opel Germany. Затем переехала в Испанию, где в Малаге зарегистрировала на свое имя две небольшие частные компании: Children Furniture и Maja von Hohenzollern Cosmetics. Дома у нее живут 11 собак. Владеет немецким, испанским и русским языком. Prince_Ferfried_of_Hohenzollern

Они делали меня инвалидом в 19 лет. Организованная преступность Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine. 

Полиция у меня дома. Опрашивают маму. Спрашивают - дает ли она добро вызвать скорую помощь, отвезти в Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine на лечение.

 

Kaštonų gatvė Vilniuje Инвалид по шизофрении из Литвы. 

 

 

В 2003 году поставили инвалидность второй группы, инвалид с детства.

https://psychiatrysait.narod.ru/

http://rvpl.lt Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine - где лжелечили от вымышленной, сфальсифицированной болезни. Из здоровой делали вялое растение. Без эмоций, еле передвигающее ножками. Врач психиатр Eugene жалела маму, часто с мамой разговаривала, та плакала. Поэтому врач делала все возможное в ее силах на долго погрузить медикаментами в постоянное состояние оцепенения. Руководствуясь записями - буйная, агрессивная, значит должна стать тихой.

Поставили укол moditen depo в 2003 году. Назначили колоть раз в месяц. Лекарства не принимаю, укол не ставлю, в центр психического здоровья не хожу к психиатру. Таблетки не пью.
Пенсию по инвалидности не получаю. Получала пенсию по инвалидности в 2003 году. Потом отказалась ходить на почту за деньгами. На ВТЭК была один раз в психушке Новая-Вильня где делали из меня инвалида до конца жизни, насильственно туда рвали санитары из квартиры, в 17 лет по снегу тащили. Незаконно держали в психушке без моего согласия.
В 2003 году 18 августа - спрятала тетрадку под кухонный стол. Мать кричала, папа вызвал скорую психиатрическую помощь.
Папа стал громко на регулярной основе на меня орать с 1998 года. Мама стала истерить с 2003 года весны, после чего приезжал ее сын на машине ее спасать. Папа был на работе в это время. Был компьютер и я играла в игру Герои 3.
Нет у меня никакой параноидальной шизофрении и нетрудоспособности. Тащили в психушку насильно без моего согласия. В 17 лет суда не было, подпись не брали. В 19 лет заставили сделать подпись в приемном отделении, после чего ждали мужиков раздевать меня мыть, но они были заняты. После чего потащили по темному коридору колоть нейролептик в процедурный кабинет насильственно. Потом срывали одежду, ломала жирная баба палец на руке, переодевал мужик с жирной бабой в белую рубашку. Потом утром пришла медсестра с мензуркой, накинулась залить в рот. Потом пришла психиатр Eugene и они насильно поставили укол. Гаркали в процессе работы - как ты смеешь ножками нас отпихивать! После чего кололи 30 уколов - язык колом стол, тело на изнанку выворачивало. На выходных сбежала. Кололи 10 дней до комы, до клинической смерти, помрачения сознания.
Домой выписали больную. Постоянное двигательное беспокойство, сильная подавленность, заторможённость, ноги при ходьбе болели, не понимала написанного текста, не понимала изображения на экране тв. Не могла следить взглядом за быстро движущимися предметами. Перестала ночью спать. Спала днем. Или сутками не спала. Окружающее выглядело сквозь серый туман.

До искалечивания в психушке Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine играла в компьютерные игры, в то время когда была полностью здоровая. Уже так не будет. Врач психиатр Eugene во втором женском отделении колола тридцатью уколами до комы не за что. Язык колом стоял, тело наизнанку выкручивало. Держали десять дней в таком состоянии.

Вяжу носки, связала два свитера, перчатки, шарф и шапку. Умею вязать на спицах.

Интересные факты о Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine лечении в 19 лет.
1. Диагноз параноидальная шизофрения мне был неизвестен два года спустя после 2003 года.
2. Чем кололи 10 дней, название действующего химического вещества в 30 шприцах покрыто мраком неизвестности.
3. Имя фамилия детского психиатра установившая шизофрению - тайна.
4. Название действующего вещества химического в мензурке - тайна.
5. Название таблетки розовой - тайна.
6. Когда кололи 30 уколами в закрытой палате - не знала что находится за дверью. Были слышны голоса людей за дверью. Тащили ночью по темному коридору колоть, раздевать, в закрытую палату второго женского отделения.

Никогда голосов в голове не слышала. Интересно что за ощущения. Но в 17 лет старая баба с фонарями черными под глазами на меня громко кричала, что голос свыше приказал мне зарезать отца кухонным ножом. Кричала - признаться. Дознавали в приемном отделении психушки Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine. По обычаю - папа громко кричал на меня, уже второй год шел этим крикам бесконечным. Я схватила на кухне нож, он его отобрал и побежал вызывать скорую психиатрическую помощь. После чего прибежали мужики наряженые в белые халаты. Схватили, потащили. В угаре трудовой деятельности - сорвали кофту. Выволокли на снег зимой 2001 года босую, в белой нижней майке. Затолкали в машину скорой помощи. Плакала.
Медсестра та самая которая меня “душила” - спрашивала неадекватную на койке сидя рядом с ней - о голосах в голове.
В закрытой палате второго женского отделения где меня постоянно держали. Та подтвердила - слышит. Меня не спрашивали - слышу ли я голоса в голове. Утверждали, что знают что слышу. Детская психиатр болтнула - кто-то уже лежал в этой психушке у них из родственников, некая бабушка и тоже, как и я слышала голоса в голове.

Самочувствие после лечения в больнице Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine в 20 лет после интенсивной терапии множеством нейролептиков.
Погулять выходила. Состояние сильнейшей подавленности. В глазах все мутное, искаженное, в 20 лет. Очень плохо было на улице летом, солнце светило, было плохо. Тело при ходьбе, ноги - “сгибались в три дуги”.
Jelena Gric из Литвы 1984 года рождения 5 января. Пострадавшая от психиатров rvpl.lt.
Никакой шизофренией не болела никогда. НЕЗАКОННО БЕЗ ЕЕ СОГЛАСИЯ И СУДА уволакивали из квартиры в психушку насильно. Никогда никакого согласия на хим препараты, класть - не давала. Подписи были - выцыганены, выманены, выжаты для удобства, не созывать суд, сразу начать закалывать без промедления.
В Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine С 19 лет - считай убили, всю дальнейшую жизнь перечеркнули превратив в адовы пытки. (Бессоница, акатизия). Respublikine Vilniaus Psichiatrijos Ligonine - организованная преступность, коммерческая организация, секта. Мошенники в белых халатах для поддержания жизни в собственных телах из здоровой Гражданки Литвы не имеющей ничего, ни работы, ни страховки медицинской, ни доли на квартире, ни недвижимого имущества - делают инвалида умышленно, врут что она буйная или социально-опасная с голосами в голове из-за чего им устраивается обильное финансирование смертоносной их деятельности и они на коне. Это Agintas, Eugene, Jūratė Bulikienė, Jūratė Armalienė, Valikonienė Danguolė, Global Biopharmaceutical Company - Bristol Myers Squibb, Pharmaceutical Companies of Johnson & Johnson, Janssen.

Free Web Hosting